Незалежний інформаційно-освітній ресурс
Сьогодні 24 червня 2017 року
контакти
haidamaka@ukr.net
ICQ: 165311012
Внесок на розбудову
Гаманці web-money:
гривні - U120839574248 долари - Z638725061953
євро - E197392062209
Партнери сайту
Блог про митецтво, науку та подорожі
Жертводавці
Желаете потрясающе выглядеть? В таком случае косметика отлично подчеркнет природную красоту.
лічилка
Новини сайту

Антропологічний склад сучасних слов'янських народів (рос.)

Відскановано з:
VII МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ И ЭТНОГРАФИЧЕСКИХ НАУК
(Москва, август 1964 г.)
В. Д. ДЯЧЕНКО
АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ СОСТАВ СОВРЕМЕННЫХ СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ
ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА»
Москва 1964

Антропологический состав славянских народов издавна привлекал внимание исследователей, как антропологов, так и представителен других специальностей; сведения о нем использовались при построении биогенетических теорий.

В XIX в. получила широкое распространение кельто-славянская теория, относившая славян к исходной темнопигментированной брахикефальной расе. Однако тот факт, что средневековые славянские краниологические серии, поступавшие со всей этнической территории славян, обычно долихо- и мезокранны, а также результаты исследований современного славянского населения привели к господству теории первоначальной долихокефалии и светлой пигментации славянства, выдвинутой Л. Нидерле (L. Niederle, 1896, и другие работы), Ю. Чекановским (J. Czekanowski, ряд работ), И. Швидецкой (J. Schwidetsky, 1938) и другими исследователями.

Новый этап в антропологическом изучении средневекового славянства начался в послевоенный период исследованием советского антрополога Т. А. Трофимовой (1946, 1948), опубликовавшей работы по восточным и западным славянам. Т. А. Трофимова выделила среди славян несколько антропологических типов, привлекая матернал с обширной территории. Так, у средневековых полян (Познань), мазовшан, славян Силезии и Саксонии, у древлян, дреговичей, радимичей и полоцких кривичей, в смешанной вятическо-кривичской группе, а также у саксов Ганновера и в смешанной саксо-фризской серии из Бремена, у латгалов, у финнов (води и ижоры) распространен долихокранный тип с большим продольным диаметром черепа и с относительно широким, массивным лицом. Второй тип – мезокранный с меньшим, чем у первого, продольным диаметром, с относительно узким лицом, характерен для поморских славян из Мекленбурга, Западной Пруссии, а также (с (некоторым понижением головного указателя) для восточных славян — полян, словен Весьегонского и Вышневолоцкого уездов, некоторых групп дреговичей и кривичей-тверичан. Третий тип — долихокранный, с узким и высоким лицом, узким носом, зафиксирован в Угорской Скалице (Словакия) и в Слабошево (Польша, Познань). Аналогии этому типу наблюдаются у восточнославянских северян, а также у средневековых баварцев. Важное исследование по краниологии средневековых славян приводит Т. А. Трофимову к убедительным и вполне правильным выводам:
а) наличие нескольких типов не дает основания рассматривать какой-либо из них как исходный праславянский тип, т. е. славяне, как и все другие группы народов Европы, формировались на разнородной в расовом отношении основе;
б) типы эти чаще всего обнаруживают преемственную связь с предыдущими культурами (неолита и, отчасти, бронзы);
в) антропологические типы восточных и западных славян очень близки;
г) наличие сходных типов в составе славян и германцев свидетельствует о древних, связях этих народов.

Дальнейшие исследования средневековых славянских серий и публикации новых материалов по славянам произведены В. В. Седовым (1952, 1954), Т. И. Алексеевой (1956, 1961), а также польскими и чехословацкими учеными.

Большое значение имело обширное исследование краниологического материала по современным народам Европейской части СССР - армянам., литовцам, ингушам, осетинам, русским, украинцам, эстонцам, латгалам, мордве, чувашам, мари, калмыкам, грузинам, абхазцам, а также по народам Сибири и Дальнего Востока, произведенное антропологами СССР, в первую очередь Г. Ф. Дебецем, М. С. Акимовой и В. П. Алексеевым. Вычисление по каждой этнической группе так называемого общего индекса уплощенности лица позволило приблизительно определить величину примеси монголоидного элемента у таких народов, как эстонцы, латгалы, мордва-эрзя, чуваши, мари, узбеки, казахи и др.

В Белоруссии и на Украине были исследованы лишь отдельные районы. Довольно обширная территория Украины еще в дореволюционный период была охвачена антропологическими обмерами украинским антропологом Ф. К. Вовком и его учениками. Однако на работе Ф. К. Вовка (1916), не отражавшей действительного антропологического состава украинцев, сказались его националистические взгляды. Искажая антрополигиче-скую характеристику украинцев, некоторые националисты скатились на позиции откровенного расизма.

В период между первой и второй мировыми войнами изучение антропологического состава большинства славянских народов производилось только в некоторых районах. Так, на этнической территории русских были о тносительно хорошо изучены северные районы (Н. Н. Чебоксаров, 1936, 1946, 1947), Пензенщина - Тамбовщина (Г. Ф. Дебец, 1933), Поветлужье (П. И. Зенкевич). Остальные исследования носили выборочный характер и не захватывали сплошных зон.

Большие порайонные исследования военнослужащих были проведены в Польше под руководством Я. Мидлярского (J. Mydlarski, 1928). Однако число изученных этим исследователем признаков было невелико и материал опубликован неполно: отсутствуют средние арифметические по размерам головы, лица, нет распределения по номерам пигментации волос и глаз. В Чехословакии в этот период детальные исследования также отсутствовали. Лишь в нескольких районах население было измерено В. Суком (V. Suk, 1931, 1933). Не было массовых исследований и в Югославии. Здесь необходимо упомянуть работы В. Лебцельтера (V. Lebzelter, 1923, 1933), Б. Шкерли (B. Škerly, ряд работ), Б. Малеша (B. Maleš, 1931, 1932), И. Валшика (J. Valšik, 1937). По антропологии болгар была опубликована тщательно выполненная работа К. Дрончилова (K. Drontschiloff, 1926), которая охватывала, однако, лишь ряд районов Западной Болгарии, и область Пловдива. Ценный материал по лужицким сербам был собран X. Готтонгом (H. Gottong, 1939).

После второй мировой войны началось широкое изучение антропологического состава восточных славян. Так, за последнее десятилетне было исследовано 100 районов на основной территории расселения русского народа (В. В. Бунак, Т. И. Алексеева), на севере Европейской части (М. В. Битов), в Белоруссии (В. В, Бунак, Р. Я. Денисова, М. В. Битов, В. Д. Дяченко), на Украине (В. Д. Дяченко).

В Польше также собраны новые материалы, в частности по Мазурии и Вармии (B. Miszkiewicz, 1956, 1960).

В Чехословакии исследования по этнической антропологии осуществили В. Феттер (V. Fetter), Я. Сухи (J. Suchŷ), X. Троничек (Ch. Troniček). В 1959 г. была опубликована ценная монография М. Попова по антропологии болгар. Недавно антропологические измерения в Болгарии произвел А. Н. Пулянос. Сильно отстает изучение народов Югославии. Здесь можно назвать работу Шаде (H. Schade, 1956).

Рассмотрим распределение антропологических признаков на этической территории слаян.

По некоторым (преимущественно описательным признакам нам пришлось вводить коннексионные поправки в данные других исследователей. Коннексия облегчалась тем, что автор производил исследования среди большинства славянских народов (украинцев, белорусов, русских, чехов, словаков, поляков, болгар, хорват).

По пигментации глаз и волос славяне в целом занимают промежуточное положение между светлыми (северными) и темными (южными) европеоидами. Наиболее світло пигментированы поляки Северо-Восточной Мазурии и русские некоторых северных районов (Ошта, Поморье, Шенкурск), имеющие около 70% светлых глаз по схеме В. В. Бунака, 40-50% светлых и 10-15% темных волос № 4-5, 27 по шкале Фишера. Поляки Северо-Западной Польши (Поморье), мазуры Юго-Восточной Мазурии и Виленщииы, белорусы Северной Бе-лоруссии и русские ряда районов Ленинградской и Архангельской областей имеют 60% светлых глаз и примерно равный процент (в среднем по 20%) светлых и темных волос. Среди поляков центральных воеводств Польши, лужичан, белорусов Центральной Белоруссии, северо-восточных чехов, украинцев Северной Черниговщины, русских Смоленщины, Верхней Волги, ряда районов Поволжья и Приокской зоны светлоглазые составляют около 50%, темноглазые — приблизительно 5-7%. Темноволосых примерно в 2 раза больше (около 30%), чем светловолосых. Приблизительно 40% светлых и 7-8% темных глаз при 40-50% темных волос и в среднем 10% светлых волос имеют южные поляки (слензане и краковяки), украинцы большей части Украины (центральноукраинской зоны, Волыни, Донбасса, некоторых степных районов), большинство южных великорусов, южные чехи, восточные словаки.

Около 30% светло- и 10% темноглазых отмечается среди украинского населения Карпатской и Нижнеднепровской зон, а также среди центральных чехов, ряда групп словаков, русских Поветлужья и прилегающей части Вологодской области, зоны Подольска - Орехово-Зуева - Владимира и некоторых южновеликорусских групп. Темноволосые в отмеченных зонах составляют примерно 50-60%, но у русских Поветлужья и Волго-Окского междуречья процент темноволосых значительно ниже. Процент темных глаз только в отдельных районах Украины (Путилский район на Буковине) и юго-западной зоне Словакии у восточных и западных славян оказывается равным проценту светлых (18-25).

Перейдем к южным славянам.

Словенцы, а также хорваты ряда районов Хорватии имеют довольно высокий процент светлых глаз. У северных словенцев (Австрия) отмечается до 50% светлых глаз. Изученная нами группа хорватов Словакии оказалась более светлой, чем окружающее словацкое население (хорваты имеют 45% светлых глаз, а соседние словаки - в 2 раза меньше).

Более темная пигментация наблюдается у сербов и черногорцев. У последних, по Валшику, имеется лишь 9% светлых глаз (по Малешу - 15%). У сербов этот процент, видимо, выше (приблизительно 20).

В исследованных нами болгарских группах процент темных глаз относительно невысок (20%). Такой результат значительно отличается от данных Попова и сближается с результатами Дрончилова. Светлых глаз несколько меньше (15%), темных волос - 85% светлых – 2-3%.

Значительный интерес представляет соотношение частот выпуклых и вогнутых спинок носа. Добавим, что в тех зонах, где население характеризуется существенным преобладанием частоты выпуклых спинок носа над процентом вогнутых, одновременно наблюдается большой процент опущенных кончиков носа, несколько большие размеры самого носа по длине (высоте от бровей) и соответственно более низкий носовой указатель.

Вогнутые спинки носа отмечаются заметно чаще выпуклых среди населения севера Европейской части Советского Союза - в восточнобалтийской зоне. Некоторое преобладание этой формы носа (наблюдается в ряде районов Приуралья, Нижнего Поволжья (Вольск, Аткарск, Сердобск, Петровск), в отдельных местах зоны «восточного великоросса», Украины, Польши, Северной Словении. Примерно равное соотношение частот вогнутых и выпуклых спинок носа имеет место преимущественно в валдайской и центральноукраинской зонах, в некоторых районах Белоруссии и Польши.

Преобладание выпуклых носов характерно для ряда южнорусских районов, Смоленщины, многих районов Поветлужья, Белоруссии, Волыни, украинского правобережного Полесья, Польши и особенно области Карпат, Чехословакии, Югославии, Болгарии. У болгар, сербов македонцев, черногорцев процент выпуклых спинок носа достигает в ряде случаев максимума для славян. Распределение третичного волосяного покрова (бороды и волос на груди у мужчин старше 25 лет) имеет в антропологии существенное значение, но этот признак, к сожалению, далеко не всегда определяется антропологами.

Третичный волосяной покров слабо развит у русских восточнобалтийской и приуральской зон (в связи с небольшой монголоидной примесью). Средняя степень характерна для южнорусского населения, русских валдайской зоны и ряда других районов, для большинства белорусов, северных (полесских) украинцев, поляков (особенно Поморья и Мазовии). Несколько сильнее развит третичный волосяной покров у русских и отчасти белорусов ильменско-верхнеднепровской зоны, некоторых южнорусских районов, украинцев центральноукраинской зоны. Сильная степень развития третичного волосяного покрова характерна для украинцев нижнеднепровской и карпатской зон, а также вообще для населения всей карпатской зоны (всех чехов, словаков, южных поляков) и южных славян (возможно, с некоторым исключением для словен). Правда, у болгар при значительном развитии бороды (за исключением отдельных групп) волосяной покров на груди относительно негустой, в чем наблюдается аналогия с украинцами нижнеднепровской зоны.

Очень кратко остановимся на комплексе таких признаков, при помощи которых можно уловить даже слабую примесь монголоидного элемента: на высоте переносья, поперечном профиле спинки носа, положении оси носовых отверстий, развитии складки верхнего века, горизонтальной профилировке лица и выступании скул, выступании крыльев носа и профиле .верхней губы. К этой группе признаков можно отнести и третичный волосяной покров, но его уменьшение, видимо, далеко не всегда связано с монголоидной примесью (например у украинцев Полесья, белорусов). Все славянские народы, как известно, безусловно относятся к типичным европеоидам. Однако по указанному комплексу признаков установлен очень слабый монголоидный налет у населения Восточной и Центральной Европы, включая почти всю Германию (кроме прирейнских районов), в том числе и зону распространения пресловутой «нордической расы» - побережье Северного моря (И. Н. Чебоксаров, 1961). Улавливается монголоидная примесь у русских ряда районов Приуралья и восточнобалтийской зоны. Менее заметна она у украинцев центральноукраинской зоны, в большой части Белоруссии и России, в ряде районов Украинского Прикарпатья. Из-за отсутствия необходимых данных труднее дать сравнительную характеристику населения Польши. Чехословакии, Болгарии, Югославии. Имеющиеся у нас материалы говорят о том, что слабая монголоидная примесь фиксируется у поляков, чехов, словаков, хорват, не говоря уже о немцах.

Морфологическая высота лица и скуловой диаметр оказываются наименьшими у русского населения восточнобалтийской зоны, болгар Пловдива и поляков Северной Вармии, отличающихся гипоморфностью. Небольшая высота лица (в среднем 123 мм) отмечается у русского населения Брянщины и Курщины, у белорусов Юго-Восточной Белоруссии и украинцев Северо-Восточной Украины. Средние размеры лица (морфологическая высота лица приблизительно 125 мм, скуловой диаметр 141 мм) характерны для большинства славянских народов. Однако у украинцев, чехов, словаков, народов Югославии скуловой диаметр часто несколько выше среднего (до 144 мм) у населения Черногории и Герцеговины, украинцев некоторых районов Среднего Поднепровья, чехов Центральной Чехии и юго-западных словаков. Заметим, что у украинцев Полесья, Ровенщины и Житомирщины большой скуловой диаметр (143-144 мм) сочетается с малой морфологической высотой лица (122-123 мм), в связи с чем лицевой указатель оказывается весьма низким (85,5). По этому признаку упомянутые группы сильно отличаются от украинцев Карпатской зоны.

Вариации головного указателя играют существенную роль при выделении дробных антропологических районов. Наиболее низкий головной указатель среди славян (78) отмечен у болгар некоторых районов Западной и Южной Болгарии, а также в отдельных районах зоны «восточного великоросса», для которой характерен указатель 79, распространенный также в указанных выше областях Болгарии и кое-где в Македонии.

Головной указатель 80 отмечен у русских Приокской области, Беломорской зоны, у украинцев крайнего северо-западного угла Черниговщины (Репкинский р-н) и Хотинщины.

Величина указателя 81-82 характерна для многих русских групп (демонстрация карты), для украинцев Нижнеднепровской зоны, ряда районов Белоруссии, Северной Польши, Семеро-Восточной Болгарии, сербской Крайны.

Величины 83-84 типичны для населения большей части Украины, Верхней Волги, отчасти Поветлужья, многих районов Чехословакии, Средней и Южной Польши, Северо-Западной Болгарии, частично Югославии (например, Южной Сербии).

Наконец, брахикефалия (85) выражена у населения Южной Польши, ряда районов Чехословакии, Украинских Карпат, Хорватии и особенно Черногории, Сербии, Боснии и Герцеговины, где фиксируется еще более высокий указатель (с максимумом 88 и 89 в Черногории).

На основании изучения всех описанных вариаций и при использовании для антропологической характеристики населения ареального метода, которому отдают предпочтение антропологи СССР, можно выделить локальные антропологические зоны этнической территории славян, которые мы объединяем, учитывая как морфологическую характеристику, так и историю формирования народов, в пять более крупных зон:

1) Балтийскую;
2) Понтийскую;
3) Среднеевропейскую;
4) Карпато-Динарскую;
5) Приуральскую.

В заключение подчеркнем, что одни и те же антропологические зоны часто охватывают не только разные славянские, но нередко и соседние неславянские народы (немцев, венгров, румын, молдаван, прибалтийские и финские пароды). Это свидетельствует о давних тесных исторических и этногенетических связях, взаимных ассимиляциях славянского и неславянского этноса.

Насущной задачей славянской антропологии является планомерный сбор новых антропологических материалов как по средневековым славянам и более древнему населению, так и по современным народам, особенно тем, которые изучены недостаточно (например, по населению Югославии). Для решения проблем славянского этногенеза необходим также более тесный контакт между антропологами славянских стран (с проведением совместных исследований), а также с представителями других наук, занимающимися вопросами этнической истории.




Донщина і далі на схід
Східна Слобожанщина
Книга про Стародубщину
Лужицькі серби
Підляський архів
Джерела
Цікава стаття

Описуючи похід Аттіли в Італію, Йордан зауважує, що по завершенні його король гунів повернув своє військо і рушив на північ - “за Данубій” (Дунай). Куди ж пішов Аттіла з Італії і де ж був центр його земель?

Дружні ресурси
Ідея та створення сайту - Haidamaka